Сегодня 25 января для всех воронежцев святой день. 77 лет назад 25 января 1943 года войска Воронежского фронта освободили город Воронеж. Он стал вторым после Сталинграда городом по числу разрушений, ведь за 212 дней боев было разрушено 92% зданий.

Освобождение Воронежа

Воронеж оказался единственным городом Европы, где оккупационный фашистский режим не смог установить свою администрацию и назначить бургомистра. На призывы немцев записываться в полицию не пришел ни один человек. Город Воронеж оказался третьим, после Ленинграда и Севастополя, по длительности нахождения на линии фронта.

За всю войну было только два города – Сталинград и Воронеж, где линия фронта проходила через сам город. Воронеж вошел в число 12 городов Европы, наиболее пострадавших во Второй мировой войне и в число 15 городов СССР, требующих немедленного восстановления. Немцы уходя из Воронежа думали, русским не восстановить его и за 100 лет, но Колыбель Военно-морского флота России восстановили за 15 лет.

В воронежских операциях было уничтожено 26 немецких дивизий, 2-я венгерская (полностью) и 8-я итальянская армия, а также румынские части. Количество пленных было больше, чем под Сталинградом. В сражениях на воронежской земле погибло около 400.000 советских воинов. Но город так и не был взят врагом, немцы так и не перешли на левобережнюю часть города!!!

Об этом мне рассказала моя студенческая подруга Людмила Кутыркина. Она родилась в Рустави, в Грузии. Мы учились вместе и закончили Воронежский политехнический институт в 1974 году, почти 50 лет назад. Она попросила меня рассказать свои впечатления.

Воронеж 1955 Вася Сенченко с братом Вовой
Я родился в Воронеже в 1951 году и по-детски воспринимал 50-е годы. Наш дедовский дом до сих пор стоит в пер.Крамского на углу большой новой трассы. Тогда это было тихое непроезжее место около взлетно-посадочной полосы Воронежского авиационного завода. Мама посылала меня 5-летнего пацана за молоком для моего младшего братика Вовы на Ленинградскую улицу за целый километр. И свой дом мы строили на Песчановке, начиная с 1957 года. И Фиделя Кастро с Никитой Сергеевичем Хрущевым встречали на ул. Танеева, когда они ехали в Нововоронеж.

Учебу я начал в старой 33 школе на ул. Менделеева, затем нас перевели в 1-ж класс в школе № 21 на ул. Ростовской, а в 1962 году в новую школу № 2. В день 20-летия Великой победы перед учениками школы в актовом зале выступали фронтовики, наши отцы, которые жили по соседству. Трудно забыть рассказ танкиста, как они сражались, как горели в танке, как спасали друг друга. Суровый дядька-танкист плакал перед всей школой, вспоминая свои ратные подвиги, и не стыдился своих слез. А мы, школьники, тихо сидели, сочувствуя ему. Слава Героям!

Навсегда останется в памяти зыбкая понтонная переправа вместо Чернавского моста и разбомбленный купол больницы, который мне показал отец. Сколько бомб мы, школьники, нашли на пойме реки Воронеж в дремучих дубовых лесах! И незаживающая более 75 лет рана окопов на передовой недалеко от нашего дома. При каждой возможности я прихожу сюда и снимаю шляпу перед памятью воинов, защитников моего родного города.

Моя мама с семьей путевого обходчика жила на железнодорожной площадке 624 км рядом со станцией Колодезная. Через них проходили войска на фронт и назад. Именно здесь происходили события фильма “Они сражались за Родину”. Мама рассказывала, как они прятались в подвале, как поили и кормили красноармейцев и помогали, чем могли.

Гаршин Иван Яковлевич со своей Катюшей Мой тесть Иван Яковлевич Гаршин приписал себе год, ушел на войну, водил знаменитую “Катюшу”, дошел до Берлина, освобождал Китай, получил боевые награды. На снимке он в центре

Дубровин Кузьма Васильевич
Мой дед Кузьма Васильевич Дубровин прошел всю войну, кормил солдат, изобрел машину для изготовления макарон, был в боях, получил боевую награду. Он умер от ран в 1946 году.

Сенченко Василий Андреевич
Мой дед Василий Андреевич Сенченко был мобилизован Левобережным военкоматом города Воронежа в сентябре 1941 года и пропал без вести в ноябре этого же года на Тверской земле, защищая Москву.

Хрюкин Дмитрий Дмитриевич
Мой дядька Хрюкин Дмитрий Дмитриевич работал кочегаром, а затем машинистом паровоза, получил боевую награду.

Гаршина Александра Ивановна
Моя теща Александра Ивановна Гнеушева 16-летней девчонкой убежала из деревни Большой Мартын Воронежской области восстанавливать Ленинград после снятия блокады и работала на торфяниках по колено в воде, а затем строила Воронеж. Её сестра Евдокия в свои 18 лет управляла гусеничным трактором без кабины, работала без сна и отдыха и на полях хлебных и на полях помощи войскам.

В 1995 году довелось принимать небольшую делегацию из Венгрии и везти на автомобиле в Воронеж. Всю дорогу, проезжая по Московской , Тульской, Липецкой и Воронежской областям я рассказывал о великих сражениях. Они молчали, уже после переводчица мне сказала, что в этих местах погибли их деды из венгерских фашистских войск. А принимали венгров всем поселком в Воронеже, всем миром, угощали, пили водку, фотографировались, желали здоровья и процветания. Нет у нас злобы, мы простили их!

В завершении нашей беседы мы с Людой Кутыркиной единодушно сказали: “Слава Героям войны! Слава Героям тыла! Слава нашим родителям и дедам!”

Василий Сенченко и Людмила Дмитриева